Записки «інженера порозуміння»

Олег ІвановОлег Іванов, 13 серпня 2019
Записки «інженера порозуміння»

Вчера со мной произошел абсолютно неординарный случай, которым я хотел бы поделиться. В силу особенностей своей работы я получаю множество звонков от разных людей по различным вопросам, однако тот звонок, оказался весьма значимым и необычным опытом в моей жизни.

Женщина на другом конце линии была взволнована и попросила меня обязательно перезвонить ей, когда мне будет удобно говорить. Ее речь была сумбурна и не смотря на то, что она показала важность разговора со мной, в конце она добавила: «Хотя если хотите можете и не перезванивать». В тот момент я ехал в машине и уже прийдя домой решил ей обязательно перезвонить, ведь ее звонок не шел у меня из головы. Набрав номер и представившись я услышал тот самый взволнованный женский голос. Сначала она даже растерялась, услышав меня, а потом добавила, что мой номер ей дали в тяжелый период жизни, посоветовав обратиться. Затем телефон разразил плач горечи и отчаяния в перемешку со словами «Я не хочу больше жить». В потоке слов и слез женщина сказала, что сомневается, что ей еще возможно помочь, однако ей очень важно говорить, просто говорить.

В этот момент ко мне пришло понимание того, что передо мной очень тяжелый кризисный случай. В голосе этой женщины было очень много боли, горя и крика о нежелании жить. В голове сразу же стали всплывать навыки кризисных переговоров, которые я получил, обучаясь в школе «інженерів порозуміння».

Знания и опыт которыми с нами делился Марк Лоуэр (преподаватель «Школи інженерів порозуміння», специалист по ведению кризисных переговоров из штата Юта; США) по поводу важности эмпатичного слушания в разговоре с этой собеседницей играли возможно ключевой характер. Состояние женщины было критичным, ее голос был в надрыве, а некоторые фразы давали понять, насколько ей не хватает собеседника-слушателя. Марк Лоуэр делал важный акцент на соотношении слушания/говорения при ведении подобных разговоров.

В этой беседе я стал «одним большим ухом», понимая, что именно это сейчас нужно больше всего. Навыками активного слушания я овладел также с помощью еще одного преподавателя Хагид Лившиц. Слушая собеседницу, я давал ей возможность максимально поделиться своими переживаниями, возвращая смысл и поддерживая эмпатией, когда она упоминала хорошие моменты, закрепляя тем самым позитивное восприятие жизни в целом.

В какой-то момент женщина, говорившая почти не прерываясь, спросила: «А почему Вы меня слушаете? Зачем Вам это нужно?». На что я ей дал понять, что готов ее слушать, что я специалист: «У меня достаточно времени для Вас».

Когда женщина в своем рассказе касалась, чего-то что приносит ей удовольствие, это становилось своего рода отправной точкой в поиске ее ресурсности и перемене вектора разговора с «Я не хочу жить».

Через 1,5 часа беседы в трубке раздался первый робкий смех. Он вызвал у меня облегчение, будто «камень с плеч». Голос собеседницы стал более ровным, а эмоциональное состояние стало заметно стабильнее. Но все же она говорила: «Только пожалуйста не кладите трубку». Понимая, что кризисное состояние женщины идет на спад, я озвучил временные возможности продолжения нашей беседы, которая продлилась еще около получаса, но была уже обоюдной и строилась на обсуждении ресурсных источников жизни. В конце разговора женщина рассказывала о своих позитивных, а то и забавных ситуациях и сопровождала это заливистым смехом, который не мог оставить равнодушным и меня.

Мы попрощались со спокойной душой, пожелав друг другу удачи. Я выдохнул после нелегкой беседы. Продолжая размышлять об этом разговоре, пришло осознание важности моего опыта обучения в «Школі інженерів порозуміння». Я благодарен за ту неимоверную силу знаний и навыков.

Р. S.: Вечером я получил смс от собеседницы: «В телефонной книге я записала тебя как „Олег Счастье“». «Спасибо. Легла спать счастливой».